среда, 29 июня 2011 г.

КИЕВСКИЙ ПОЛК (продолжение)


КИЕВ

Киев – столица могущественной Древнерусской державы, а в следующие столетия – центр экономической, общественно-политической и культурной жизни Украины. Город вместе с тем был и мощной крепостью, важным войсковым центром края, усиливая военный потенциал страны в целом.
Фортификация Киева берёт своё начало во второй половине первого тысячелетия нашей эры, когда он приобретает значение городского центра на правом высоком берегу Днепра, пересеченному многочисленными глубокими ярами и долинами небольших речек[1]. Ядром Киева были горы Старокиевская, Замковая и Дитинка /Верхний город/, а также район Подола /Нижнего города/.
На протяжении X столетия территория города – столицы великой державы, неустанно возрастает. При этих условиях древний замок на Старокиевской горе уже не выполнял в надлежащей мере требований обороны. В связи с этим значительно расширяется линия укреплений Верхнего города. Новая крепостная ограда начиналась с южного края Киевского городища, проходила на восток вдоль северной линии плато над обрывистыми кручами в долину Почайны и Днепра к яру, который отделял в то время древнюю часть города от соседней Михайловской горы. Оттуда ограда шла по западному боку этого яра, поворачивая впоследствии на юго-запад, и достигала современной Большой Житомирской улицы. Вдоль этой линии простилалась далее до спусков в сторону Кожемяцкого яру и затем до Киевского городища[2]. Эти укрепления известны в истории под названием “Города Владимира”[3]. Дополняли ограду укрепления Киевского городища вдоль спусков к Подолу и Кожемяцкого яру. Участок земляного вала сохранился до нашего времени на территории Исторического музея.
К защитным сооружениям Киевской крепости времен Владимира относились и Софийские или Батыевы ворота с южной стороны города. Это была каменная башня с проездом в виде арки. Фундамент пилонов[4], которые поддерживали арку, сохранился на перекрестке Владимирской и Большой Житомирской улиц[5].
В первой половине XI ст. территория Киева всё более разрастается и укрепления “Города Владимира” в новых условиях стали недостаточными. Их усовершенствование началось в 1037 г. по инициативе князя Ярослава после разгрома печенегов, которые в предыдущем году осуществили нападение на Киев[6].  
“Повесть временных лет” так сообщает про это событие: “В лето 6545 /1037 г. – С.И./. Заложи Ярослав город великый, у него же града суть Златая врата; заложи же церковь святыя Софья, митрополью, и посемь церковь на Золотых воротех святыя Богородица благовещенье, посемь святаго Георгия монастырь и святыя Ирины”[7].
Площадь “Города Ярослава” была в несколько раз больше от “Города Владимира”. Его защитная линия начиналась от “Города Владимира” около засыпанного в позднее время яра /район современной площади Независимости/ и проходила на юг по днепровским спускам до Хрещатой долины /район современной улицы Свердлова/. Отсюда она поворачивала на запад и продолжалась в направлении улиц Свердлова и Большой Подвальной до Львовской площади. От неё делала поворот на восток и проходила вдоль Большой Житомирской улицы к Кожемяцкому яру, где соединялась с укреплениями “Города Владимира”[8]. Остатки земляных валов “Города Ярослава” сохранились на участке плато над Хрещатой долиной /район Малой Подвальной улицы/. Это были очень сильные фортификационные сооружения. Основу вала составляли шесть непрерывных линий деревянных клеток, заполненных землей и глиной.
Каждая клетка имела форму квадрата размером 3х3 метра. Общая ширина основания вала равнялась 18 м, его высота около 14 м, длина – несколько километров[9].
Из главных въездов “Города Ярослава” первоочередное значение имели Золотые ворота, построенные в два яруса. Нижний выполнял назначение ворот, а на верхнем ярусе находилась Благовещенская церковь[10].
Восточные или Лядские ворота были в районе современной площади Калинина, а западные позднее названы Львовскими (в районе Львовской площади). Отсюда начиналась дорога на Львов[11].
В 1240 году Киев и его укрепления были уничтожены ордою Батыя. В дальнейшем история фортификации города имеет продолжение только с 70-90 годов XIV ст., когда значительная территория современной Украины была захвачена литовскими князьями, которые старались закрепить здесь своё влияние, и развернули строительство новых укреплений.
В последней четверти XIV ст. был сооружен Киевский замок – на тот период времени один из сильнейших в Приднепровье[12].
Крепость стояла на Замковой горе. По её крутым склонам шла деревянная стена с высокими башнями. Въезд находился с южной стороны в месте соединения Замковой горы со Старокиевской где был выкопан глубокий ров и перекинут подъемный мост на цепях[13].
В конце XIV ст. сооружено укрепление и около Подола, в систему которого входили высокий земляной вал, деревянная стена и глубокий ров.
С Верхним городом Подол соединялся Андреевским спуском и улицей, которая проходила по береговой линии речек Киянки и Глибочицы[14].
Киевский замок неоднократно претерпевал нападки со стороны ордынцев. Его фортификационные сооружения значительно пострадали в 1482 году во время нападения на Киев крымской орды хана Менгли-Гирея[15].  
Сохранилась опись Киевского замка, составленная в 1545 году[16]. Из неё становится ясно, что за девять лет до этого укрепления были отстроены под руководством киевского мастера – “городничего” Ивана Служки.
Защитная стена “з дерева соснового тесаного” состояла из 133 городен – срубов. Некоторые из них имели длину 8,64 метра[17]. В срубах находились жилые и хозяйственные помещения.
С внешней стороны деревянная ограда была покрыта слоем глины “толсто на 2 пяди” /около 46 см – С.И./, “а от земли толстей“[18]. Это было сделано для того, чтобы уберечь её от пожара во время вражеского обстрела.
Вдоль ограды стояло 15 крепостных башен, 14 из них были шестиугольными, а одна четырёхугольная. Каждая имела по три яруса для стрельбы.
Источник свидетельствует, что к замку вело двое ворот, построенных как проезжие башни. Одни находились с северо-восточной стороны /от Подола/, были под присмотром воеводы и назывались Воеводными, другие – с южной стороны /напротив Андреевского спуска/ Ростмистровые /ими ведал ротмистр/ или Драбские с подъемным мостом “на ланцугах двух” через ров. Существовала также калитка для пешеходов, за которой присматривал “городничий”.
На одной из башен, какой именно источник не сообщает, были установлены часы /зекгар/ с циферблатом на 24 часа с боем. За ними присматривал часовщик /зекгамистр/ Якуб Пушкар.
На территории замка находился колодец глубиною 64,80 метров, “рублен с коловоротом, накрыт и замчист /на запоре – С.И./, воды в нем с сажень /2,16 м – С.И./”[19].
Склад для хранения пороха и селитры “всередине облеплен глиною”, чем обеспечивалась противопожарная безопасность.
Для крепостной артиллерии был сооружён навес длиною 26 метров.
Артиллерийский парк крепости насчитывал тогда 27 пушек. К ним было 680 ядер “железных, оловом облитых, а не обливаных - 8”. Каменных ядер – 116. Ядер “гаковичных, железных, свинцом облитых” – 250. Дроби железной “не обливаных” для ядер – 150. Хранилось здесь и несколько слитков свинца.
В 1608 году этот замок сгорел во время пожара, но вскоре был снова отстроен[20].
Сохранилась короткая опись киевских укреплений, составленная Г.Л. де Бопланом где-то около 1640 года[21]. Известный фортификатор писал: “…Древний Киев построен на горе, которая с одной стороны возвышается над окрестными полями, а с другой омывается Борисфеном (Днепром – С.И.), текущем при подошве её. Между горою и Днепром лежит новый Киев…Он имеет в длину по течению Борисфена 4000, а в ширину, между рекою и горою 3000 шагов; обнесён деревянными стенами с башнями и окопан…рвом в 25 футов /7 м 62 см – С.И./ шириною; видом похож на треугольник. Замок /цитадель – С.И./ нового Киева лежит на вершине горы и повелевает нижним городом; но старый Киев повелевает и самым замком…”[22]
Во время освободительной войны украинского народа против шляхетской Польши киевские укрепления были разрушены[23].
Воссоединение Украины с Россией способствовало расширению строительства в Киеве, обогатило технику новыми конструктивными и архитектурными приёмами[24]. Уже в первый год после воссоединения в Киеве по указу российского правительства началось усовершенствование фортификационных сооружений.
Московское государство уделяло много внимания Киеву, который имел важное административное и стратегическое значение, о чём свидетельствуют приказы киевским воеводам “по охранению града Киева”[25].
27 февраля 1654 года российские воеводы, которые прибыли в Киев, докладывали царю про состояние укреплений и планах их отстройки. Они дали высокую оценку месту, где находился старый “Город Ярослава” и использовали его для сооружения новых укреплений[26]. Уже в марте того же года воеводы сообщали в Москву, что фортификационные работы ведутся “всеми людми, днем и ночью”[27]. Линия сведённых тогда укреплений около Верхнего города проходила в границах земляных валов XI столетия. Старые фортификационные сооружения были тогда же использованы при строительстве “острога”[28].
Территория Софийского собора была огорожена высокою деревянною стеной. С её южной стороны стояла воротная башня[29].
Усовершенствование киевских укреплений продолжалось и в последующие годы, про что свидетельствуют так называемые “Росписи Киева” 1661, 1682 гг. и другие исторические документы того времени.
Так, 13 июля 1661 года воеводы Иван Ржевский, Алексий Мещеринов и подьячий Артём Афанасьев сообщали в своей “Росписи”, что по состоянию на 3 июля того же года длина защитной ограды “большого города” и “меншого земляного валу и острогу по мере 2999 сажен без чети /6477,3 м – С.И./”[30].
В этом же документе есть сведения про намерение соорудить в то время Печерскую крепость: “…Да на Печерской де горе велено поставить городок, и того городка за малолюдством поставить и сидеть в нем некому”[31].
Тогда же воеводы провели обследование, и обмер других мест, где было целесообразно, возвести укрепления: “Да по осмотру де, против города к Печерскому монастырю 3 горы, и на тех горах пристойно быть городком; а посадить в них по 500 человек в городок, и в Киеве де будет безстрашно…”[32]
29 августа 1665 года киевские воеводы Микита Львов и Денис Савлуков докладывали царю Алексею Михайловичу про строительство укреплений: “…Стены августа по 29 день сделано в разных местах по мере 348 сажень /751,68 м – С.И./ да 2 роската /бастионы – С.И./ доделаны, которые зачаты были делать до нашего…приезду…”[33] Воеводы достаточно точно описали все ремонтные работы, проведенные на тот период в крепости.
В 1672 году турецко-татарское войско вторглось на Подолье. Султан готовился к походу на Киев и другие крупные города Украины. В этой ситуации российские власти применили срочные меры для усиления фортификации Киева. Из Москвы были присланы инструкции по строительству и ремонту укреплений. По указанию воеводы И. Троекурова земляные валы крепости были увеличены, стены отремонтированы, а также усилен состав гарнизона.
Не смотря на поражение в походах на Украину в 1677 и 1678 годах, турецкое войско в 1679 году сконцентрировало свои силы в приграничных дунайских городах, готовясь к очередному наступлению. Снова над Киевом нависла угроза.
Крепость готовилась к обороне. Реконструкционные и ремонтные работы, которые начались ещё в период первых походов врага, не прекращались и в дальнейшем. Теперь около всех трёх частей города насыпали земляные валы, соорудили стены и башни. Вблизи Киева расположились значительные силы российской армии и запорожских казаков, которые стояли по обеим сторонам Днепра[34].
Около Печерского монастыря возвели временные укрепления – окопы[35].
Поражение турецких войск под Чигирином заставило Турцию искать мира с Россией.
“Роспись Киева 1682 года”[36] даёт данные про размеры, как защитной ограды того времени, так и особых укреплений крепости, а также рассказывает и про другие объекты города. Крепость в тот период состояла из “меншого” и “болшого” земляных “городов”. Длина защитной ограды “меншого верхнего города с проезжими вороты и с выводами” равнялась 273,24 м.
Киевские ворота и “вывод” в этой части крепости, которыми “ездят в нижний Киев” на время составления описи только устанавливались. Были изготовлены специальные железные решётки /”решотка”/, которые при необходимости могли опускаться и перекрывать въезд. Планировалось поставить их после окончания основных работ, которые были еще “не в отделке”.
Очередным воротным “выводом” опись называет Воздвиженский с окружностью 65,52 м. От него до Николаевских ворот длина вала – 102,95 м. Источник сообщает, что сверху ворот “высота валу 12 сажен /25,92 м – С.И./”.
От Николаевских до Трёхсвятских ворот – 136,08 м. “Вывод” последних имел окружность 93,23 м. Поблизости находилась “вылазная калитка”. Она имела назначение выхода при необходимости сделать вылазку и осуществить контратаку против осаждающего врага.
Далее был Воеводницкий “вывод”. От него до Михайловских ворот – 99,36 м. Эти ворота /”брусяные”/ были оснащены подъёмным мостом. От ворот до одноименного “вывода” – 56,51 м. Окружность Михайловского “вывода” – 106,92 м. Расстояние между ним и Софийскими воротами с подъёмным мостом, деревянной башней и “выводом” – 196,56 м. Окружность Софийского “вывода” – 102,6 м. От него до очередного углового “вывода” “к боераку и к Кожемяцкой слободе в калитки” – 108 м. Окружность углового “вывода” – 57,96 м. От него до Петровского “вывода” – 76,68 м. Его окружность – 39,96 м. Между ним и Предтеченским “выводом” 45,01 м, а от него до Рождественского “вывода” – 71,99 м. Последний имел окружность 38,16 м.
До Киевских ворот, с которых начиналась опись крепостных сооружений “меншого города”, было 89,64 м.
На внутренней территории этой крепости около “приказной избы” находилось шесть погребов “с выходы каменными” для хранения пороха, гранат и “з денежною…казною”.
Пушки и ручное огнестрельное оружие /”ружье”/ хранилось в пяти больших кладовых /”амбарах”/.
Воду в крепости обеспечивали четыре колодца глубиной 17,28 м, 19,44 м и 21,6 м.
Далее источник сообщает про “большой земляной город”, защитная ограда которого имела длину около 4403,90 м. Первой в описи этой части крепости названа “проезжая Михайловская калитка во рву”. Источник ориентирует, что она находилась “от Воевоцкого /Воеводского – С.И./ выводу, что у малого городка”. От этого “вывода” до “той калитки” было 56,16 м, а от неё до выводного рва – 110,16 м.
От последнего до очередного выводного рва с калиткою “что у поперечного валу за Михайловским монастырем” – 239,76 м.
Напротив ручья Крещатика существовала калитка “что ходят к малому городку, что на печерской горе”. На этом отрезке защитной линии “большого города” длина вала составляла 158,76 м.
От указанной калитки проходил участок “загородного старого валу” длиною 226,8 м,  “что обведен около бояраку”.
Опись дает ещё один обмер от этой калитки “до виводного рогу и до стены” – 84,24 м. От этого выводного рогу до входа, “что в Архангельской выход входят” – 95,04 м. Окружность последнего – 69,12 м. Не далеко от него находился ход в ров.
От Архангельского выхода до очередного фортификационного сооружения (башни), которое стояло на защитной линии, было 88,56 м, а от него до Печерских ворот, которые имели железные решётки и подъемный мост - 295,92 м. Около них с левой стороны /источник не указывает, как ориентироваться на это сооружение, с внутренней, или внешней стороны крепости/ существовали лаз и рядом ход в ров. По обеим сторонам этих ворот существовало ещё по одной калитке.
Длина Печерского “вывода” 101,52 м. От Печерских ворот к Троицкому “выводу” – 259,20 м. С его левой стороны сквозь “большой вал” был лаз и ход в ров. Окружность Троицкого “вывода” – 30,24 м. Опись называет ещё один ход в ров вблизи этого “вывода” “в нижнем бою” – отверстие в крепостной стене, где очевидно устанавливались пушки.
От Троицкого “вывода” до очередного “вывода”, который назывался Новым и находился “у поперечного валу”, было 267,84 м. В этом же месте существовала “вылазная калитка”. С правой стороны был ещё и лаз “сквоз болшой вал”.
Напротив поперечного вала находился “вывод”, а непосредственно в валу были две калитки. Этот “вывод” имел окружность 19,44 м. С правой его стороны существовал лаз “сквоз болшой вал, да в нижнем бою ход в ров”. От “вывода” и поперечного вала до Золотых ворот – 196,56 м. В этом месте находился сигнальный колокол – “нобат”. Около него калитка и лаз “сквоз болшой вал”.
Источник даёт подробное пояснение про эти ворота: “Золотые проезжие ворота. Перед вороты вывод, перед вороты подъемной мост. У Золотых же ворот промеж каменных стен проезжие ворота, да сверху вставлена железная большая решетка. Перед Золотыми вороты вывод земляной, по мере кругом 43 сажени /92,88 м – С.И./; в Золотые ворота ездят к реке Лыбеди. У Золотых ворот калитка. По правую сторону Золотых ворот сквоз болшой вал подлаз да ход в ров. От Золотых ворот до Георгиевского вывода 73 сажени /157,68 м – С.И./”[37].
Окружность Георгиевского “вывода” составляла 51,84 м, от него до Сергиевского “вывода” – 321,84 м. Между этими “выводами” сквозь “большой вал” существовал лаз и около него ход в ров. 
Сергиевский “вывод” имел длину 19,44 м. От него до углового бастиона, “что против пробитого валу, 166 сажень /358,56 м – С.И./”.
Опись называет в этом пункте “отводной Городок”. Напротив него находился ход, ров и “сквоз болшой вал подлаз”.
Очередным “выводом” был угловой, “что над Всесвяцким выходом”. Дальше находился “ход сквоз болшой вал во Всесвяцкой вывод”. Последний имел окружность 110,16 м.
От Всесвятского “вывода” до Львовских ворот было более 151 м. На этом отрезке существовал лаз “сквоз болшой вал”.
Львовские ворота имели железные решетки. С внешней стороны ворот за рвом был “вывод” окружностью 155,52 м.
Расстояние от Львовских ворот до Кириловского подъема равнялось 203,04 м, а от последнего до угла вала – 60,48 м. Напротив подъема был лаз “сквоз болшой вал”. От угла вала до очередного “болшого вывода” – 79,92 м. Длина последнего – 97,20 м.
От “болшого вывода” до Николаевского бастиона длина земляного вала составляла 64,80 м.
Далее источник называет угол защитной ограды, который находился “над бояраком”. Расстояние от него до Николаевского бастиона равнялось 218,16 м.
От угла “через боярак, что у торговых бань” до Петровского “вывода”, “что у малого городка” – 114,48 м. В этом “выводе” “против бань” было две калитки.
“Большой город” имел два поперечных земляных вала. Длина вала около Михайловского монастыря до рва, который находился “у малого городка” напротив Михайловского “вывода” составлял около 454,30 м. В том же валу существовал лаз с калиткой.
На Михайловском “выводе” стояли “проезжие болшие ворота” с подъемным мостом через ров. В своём конечном пункте этот поперечный вал был усилен острогом, который проходил через ров. Длина острога – 30,24 м.
Второй поперечный вал “большого города” проходил от Михайловского “вывода” “вдоль через город”, присоединялся “к старому болшому валу, что близко Золотых ворот” и имел длину около 920,90 м. В этом валу было двое проезжих ворот и три лаза с калитками.
Источник сообщает, что “всего того болшого земляного валу з башни и с выводы и с поперечными валами по мере 2127 сажень, 2 аршина /около 4595,80 м – С.И./”.
В этой части крепости было “19 дворов, где стоят генерал-маеор, и столники, и полковники, и подполковники…У началных людей 33 двора…у рейтар 82 двора, у жилых стрелцов 129 дворов, у салдат 86 дворов…живут во 110 избах Московские стрелцы”[38].
Софийский монастырь, который находился в “большом городе”, имел деревянную ограду.
В 1675 году в “большом городе” стоял оружейный двор Киево-Печерского монастыря “для осадного времени”, здесь же существовали и оружейные мастерские  “где делают зелень /порох/ и фетили”, “почтовый двор, на нем 41 лошед. Мелница ветряная”[39].
С внешней стороны защитной линии крепости “около болшого и меншого земляного валу” были сооружены “зарвовные бои” – бойницы и за ними дополнительные рвы. За Львовскими, Золотыми и Печерскими воротами “от реки Лыбеди устроены пять отводных городков земляных”. Два из этих городков находились напротив Всесвятского “вывода”. Один имел окружность 99,36 м, а второй  - 90,72 м. По обеим сторонам Золотых ворот и дороги, “за болшим валом” стояло по городку. Один, с окружностью 368,28 ми имеющий девять подкопов до речки Лыбеди. Длина защитной ограды второго равнялась 295,92 м. Этот городок имел восемь подкопов в сторону той же речки.
Пятый из городков находился с правой стороны Троицкого “вывода”, “по мере кругом 8 сажень /17,28 м – С.И./”.
Общее количество подкопов в “зарвовных боях” городков равнялась сорока пяти. Входили ли сюда указанные подкопы к речке Лыбеди, источник не поясняет.
Напротив городков “сквоз болшой вал” сооружено пять лазов. Сквозь “болшой вал” напротив Кожемяцкой слободы сделаны лаз и ход в ров.
Артиллерийский парк “по болшому и по меншому городу” насчитывал 268 стволов разного типа. Из них одна пушка под названием “Лев”. К ним было 66 970 разных пушечных ядер. Гранат ручных – 44 771; пороха пушечного и для ручного огнестрельного оружия – 8742 пуда 35,5 фунта; свинца – 471 пуд 33 фунта; фитиля – 2022 пуда 28 фунтов; селитры – 157 пудов 16,5 фунтов.
Опись упоминает про “Малый городок старого строения, что на Печерской горе”. Длина его защитной ограды 270 метров. Состав этих укреплений был неудовлетворительный. Городок “весь худ и обвалился”[40].
Про укрепления “Нижнего Города, где Киевский войт с мещаны живут” говорится, что “от Кисилевой горы до Крыщатской башни, и по мере по осыпи[41] и острогу кругом 1530 сажень с полусаженью /3305,88 м – С.И./”.
“Нижний город” имел трое ворот: Кожемяцкие “в Шкавицкой горе”, Ерданские, которыми “ездят к Ерданскому и к Кириловскому монастырем”, и Воскресенские.
Источник рассказывает, что “около Печерского монастыря учинен вал во 187 –м /1679 – С.И./ году по приказу гетмана Ивана Самойловича”[42].
Общая длина защитной линии вокруг этого монастыря на время составления описи равнялась 2620,08 м. К Печерскому городку вело трое укрепленных башнями ворот. Первой названа Киевская проезжая башня. От неё до Васильковской башни и ворот было 265,68 м. От последней до Пятницкой проезжей башни – 777,60 м. Длина вала между Пятницкой башней, воротами и углом ограды, “что от реки Днепра” – 216 м.
Далее, на протяжении почти 648 м шёл по горам и оврагам не огороженный участок.
Расстояние от угла над Днепром до вышеуказанной Киевской воротной башни равнялось 712,80 м.
Опись сообщает про расстояние “от Киевского болшого города и валу, от ворот, что зовут Печерские” до каменного столба, “что против Николаевского Пустынного монастыря”. Оно равнялось 388,8 м, а от столба до Печерского городка – 950,4 м.
Существенным вопросом для Киевской крепости было сообщение с левым берегом, откуда, при необходимости, могла подойти помощь её гарнизону. Опись говорит, что “на пристани на берегу реки Днепра 3 парома перевозных. В прошлом во 189-м /1681 – С.И./ году чрез реку Днепр и Черторыю и на заливах наведен был мост на 96 байдаках да на 39 плотах. По мере мосту и плотов в длину 552 сажени /1192,32 м – С.И./, в ширину в 4 /8,64 м – С.И./ и в пол 5 сажени /9,72 м – С.И./”[43].
По состоянию на 1684 год укрепления Старокиевской крепости состояли из земляного вала, который имел в некоторых местах небольшие бастионы, частокол, ров и два горнверка[44].
В том же 1684 году после захвата турками Чигирина, Старокиевская крепость под руководством генерала П. Гордона была реконструирована и в некоторых местах усилена[45].
План Киева 1695 года, составленный подполковником российской армии Ушаковым, наглядно свидетельствует про позитивные изменения, которые произошли в фортификации города за предыдущие года, со времени воссоединения Украины с Россией[46].
Во время Северной войны (1700-1721 гг.) Петр I, не исключал возможности ведения боевых действий и в районе Киева, в связи с этим он решил усилить его укрепления за счёт сооружения новой крепости около Печерского монастыря. Такому решению предшествовал осмотр киевских укреплений 12 мая 1706 года А.Д. Меншиковым, который тогда же доложил об этом Петру I письменно в Петербург и первым подал мысль, что наиболее удобным местом для новой крепости может быть Печерский городок. Он, в частности, писал: “…Сегодня ездил я круг здешнего города и около Печерского монастыря и все места осмотрил…Печерской монастырь, зело потребен, и трудов немного надобно к нему приложить, понеже город изрядной каменной, немного не доделан, и хотя против старого маниру зачат, однакож мочно оной доброю фартециею учинить, что весма будет нам благонадежен; да и есть, для чего ево держатца, понеже место изрядное…, а в Киеве городе…городовое /крепостное – С.И./ основание великое, и ежели ево крепить, то зело не легок станет и людей будет требовати весма доволного числа…”
Про необходимость сооружения новой крепости в Печерске А.Д. Меншиков снова писал Петру I в своём письме от 26 июля 1706 года: “…Милости вашей доношу: зело б потребно, чтоб…около Печерского монастыря фартецыю зделать, даже в простойке время напрасно не праходило, что болше предаю на ваше разсуждение…”  
15 августа 1706 года в присутствии царя произошла торжественная закладка Новокиевской крепости. Тогда же приказано Г. Ромадоновскому послать сюда 136 пушек и по 150 ядер к каждой из них[47]. Вместе с тем Петр I решил отремонтировать и старую крепостную ограду.
В 1707 году из Москвы в Киев направлена большая партия ручного огнестрельного оружия – 11 482 фузеи и багинеты.
Новая Печерская крепость была основана в самый разгар Северной войны, в неудобное для такого строительства время. В первые годы возведение её укреплений шло достаточно правильно. 12 апреля 1708 года Д.М. Голицын докладывал в письме Петру I из Киева: “…В Печерской крепости вал от Днепра во многих местех от дождей и от слабости земли осел до самой пошвы…” и далее “…По вашему же государеву указу велено мне набрать в киевской гварнизон в салдаты к двутысячному числу тысячю человек, чтоб было трехтысячное число, и те салдаты многие приведены.” Сохранился и другой доклад Д.М. Голицына Петру I в том же 1708 году: “О Печерской крепости, что нынешнего году земляной работы не доделано и вновь, что надобно делать”. В нем говорится о необходимости усиления отдельных участков земляного вала /”поднять вал”/ и рва /”ров узок и низок, надобно прибавить”/, сооружении контрэскарпа и палисадов.
В решающий период Северной войны /1708 – 1709 гг./ город-крепость Киев сыграл важную роль как основная база в этом районе края. Здесь сосредотачивались главные стратегические резервы российской армии. Отсюда шли пополнения в другие крепости, где ожидалось в ближайшее время наступление врага. Про это может свидетельствовать письмо Д.М. Голицына канцлеру Г.И. Головкину от 25 января 1709 года, в котором Д.М. Голицын писал: “Получил…письмо в котором изволите писать, дабы немедленно послать ис Киева полк пехотной с добрым полковником, и оному быть в Переяслове комендантом…А в указе оному коменданту написано что б в наступление неприятельское город держал до последнего человека…И по тому письму послал в Переясловль комендантом полковник Михайла Сухорев да киевской жилой салдацкой полк…Да по прежнему писму ис Киева послано 153 человека, провианту 960 четвертей, да к тому ж велел собрать с монастырских деревень; артиллерии 21 пушка, да ис Киева ныне послано 2 пушки с картузы и с картечи, да мартир, пороху пушечного и фузейного 440 пуд…”
В 1711 году, хотя строительство Печерской крепости продолжалось, в неё из Старого Киева был перемещён административный центр. Здесь же разместились губернская канцелярия, комендант крепости, инженерные и другие службы[48].
После неудачного Прутского похода /1711 г./ Киев, по замыслу Петра I, должен был стать главным опорным пунктом в этом районе страны. Для обороны юго-западных границ назначена армия фельдмаршала Б.П. Шереметьева[49].
В связи с тем, что в 1712 году Турция разорвала мирный договор с Россией, снова встал вопрос об усилении обороноспособности Киева. В конце того же года Б.П. Шереметьев по указанию Петра I должен был укрепить Киев. Фельдмаршал не смог тогда самостоятельно решить этот вопрос и был вынужден обратиться к царю, который на письме  командующего армией поставил резолюцию: “Войну Турецкую каким образом производить, дефенсиво /защищаясь – С.И./ или офенсиво /наступая – С.И./?” На этот вопрос сам Петр I и дал Б.П. Шереметьеву ответ – инструкцию, которая сводилась к нескольким положениям.
Учитывая, что Россия не сможет действовать одновременно против Швеции и Турции наступательно, правильно было выбрать в войне против турок оборонную стратегию. Для этого требовалось сконцентрировать регулярные российские войска в Киеве “между двух крепостей, оставя в Печерской крепости тысячу или полторы людей, а старую крепость /Старокиевскую – С.И./ иметь за ретраншемент и для того тот вал, который к Печерской крепости, разорить довлеет, а оную линию, которая сделана от Печерской крепости к старому Киеву поправить и сомкнуть с обеими. Также за Днепром против сих крепостей сделать доброй шанец и посадить в нём две доли регулярных, а третью можно казаков для закрытия моста. Также от мосту до ограды, по обе стороны дороги линию коммуницион /коммуникационную – С.И./ сделать; дабы обе стороны Днепра были в наших руках по Лыбеди, которую возможно запрудить во многих местах: и так чрез тую воду неприятелю тяжко или и весьма невозможно будет перейтить при таком войске; а хотя б паче чаяния, и плотины разрыл, то земля там зело жирна и быв долго под водою, так грязна будет, что ни коннице весьма невозможно будет перейтить…Подержать неприятеля несколько времени, дабы утомел, также и времени много к оному не осталось, потом уступив…назад с войском и итить между двумя крепостями старою и новой…и понеже сей ело жаркий неприятель тотчас будет или крепость атаковать апрошами и батареями, которые им допустить сделать пота, пока поставят артиллерию; а потом на оных ударить…”
Таким способом решался важный вопрос. Опираясь на мощные крепости Киева, российские войска брали под свой контроль значительную территорию на обеих сторонах Днепра, создавая огромный войсковой плацдарм. На нём могли базироваться подразделения, части и соединения вооруженных сил страны, обеспечивая разгром противника на случай достижения им этого района.
В 1713 году построены новые фортификационные сооружения во всех трёх частях города – Старого Киева, Печерска и Подола. Линия укреплений прошла от Печерской крепости до Подола вдоль речки Лыбедь сквозь яры, пустыри и дубравы[50]. Вместе с этим продолжалось сооружение фортификационных объектов и новой Печерской крепости.
Про масштабы фортификационных работ, в то время, могут свидетельствовать письма киевского губернатора Д. Голицына к гетману И. Скоропадскому[51].
Так 3-го июля 1714 года Д. Голицын писал из Печерской крепости: “…Да особливо прошу, прикажи при работниках, которых Ваше превосходительство по указу к городовому делу /фортификации – С.И./ в Киевскую крепость прислать хотел, дабы присланы были немедленно, и при них бы было 1500 лошадей…”[52]
В письме от 3 апреля 1715 года из Петербурга Д. Голицын уведомлял: “Получил я царского величества указ, в котором повелено именным его величества указом Киево-Печерскую крепость достроить, а Нежинскую и Черниговскую фортеции поправить по разсмотрению и вместо Полтавы сделать замок в Переволочне…и делать великороссийскими и малороссийскими людьми с общаго с Вашим превосходительством согласия, против прежняго обыкновения; и к тому строению в даче людей и припасов велено Вашему превосходительству учинить вспоможение…”
Дальше в том же письме: “…Изволь Ваше превосходительство чинить о том по тому…указу, и регименту своего с полков изволишь приказать определить для работы Киево-Печерской крепости работных людей пять тысяч человек, в том числе с лошадьми и с телеги три тысячи…И из оных работников для приготовления к фортеции Киево- Печерской лесу изволишь приказать послать в Черниговский полк пятьсот человек с лошадьми в сем апреле месяце. А коликое число лесу потребно и какою мерою, о том объявит Вашему превосходительству чрез письмо Киево-Печерской крепости комендант Черник…А как оный лес изготовлен будет, дабы спроважен был в Киев водою…”[53]
В 1716 году строительство Печерской крепости закончили. Она имела 10 полигонов. С северной стороны её защитная ограда прилегала к днепровским кручам, а с восточной – к крутым спускам возвышенности. На западном участке ограды, наиболее уязвимой на время атаки врага, находилось три бастиона. На южной стороне, которая проходила по гребню возвышенности, их было четыре. Этот участок усиливал редут, сооруженный на нижнем выступе возвышенности. Он сообщался с крайним западным бастионным фронтом специальным ходом, прикрытым с обеих сторон бруствером. 
Восточная часть ограды состояла из двух фронтов неправильного бастионного очертания. Кроме того перед южным и восточным фронтами проходила ещё и цепная линия укреплений, откуда осуществлялся контроль за подступами к крепости на этих участках, куда не могли достать главные защитные сооружения. Часть ограды, которая выходила вперёд напротив восточного фронта, была усилена редюитом.
Северный участок ограды от Днепра планировалось обвести земляным валом, согласно с конфигурацией гребня и спусков.
Под руководством фельдмаршала Б. Шереметьева была сооружена защитная линия, которая соединяла Старокиевскую крепость с Печерской. Она проходила от южного края западных фронтов последней по возвышенной местности тенальными фронтами, далее делала крутой поворот на север по гребню, спадала в лощину, снова поднималась в гору и продолжалась по возвышенности. Недалеко от горнверков, которые находились на последнем участке Старокиевской крепости, она соединялась с её защитной оградой[54].
Ведомости Киевского губернского управления 1718 года[55] свидетельствуют, что в гарнизон Киева входили тогда пехотные полки командиров Геренка, Ергольского, Скрипицына, Кошелева и Ушакова. Их общий состав был в количестве 4219 человек, 1230 – находились в командировках, некомплект составлял 551 человек. 
Существовало ещё и рейтарское подразделение “для посылок” – 174 человека. Из них 135 прибыли в крепость в 1713 году. Источник называет его “полком”.
В крепостную артиллерийскую команду входило 126 пушкарей, которых возглавлял секунд-майор.
Артиллерийский парк включал в себя 635 стволов. Из них: пушек медных /от одно фунтовых до 48-фунтовых/ - 73; пушек чугунных /от одного до 24-х фунтов/ - 393; мортир медных /2-х, 2,5 и 3-х пудовых/ - 17; мортир чугунных /0,5 и 2-х пудовых/ - 7; гаубиц чугунных /0,5 и 1,5 пудовых/ - 3; затынных пищалей – 142. Источник уточняет, что из этого количества артиллерии непосредственно в действии было 30 десятифунтовых пушек /”на вооружении”/. Последние находились “в магазине”.
Пушечных ядер разного веса /от одного до 48-и фунтов/ и типа – 151313. Картечи разной /от 2-х фунтов до 1,5 пудов/ - 10613. К мортирам бомб и гранат /от 2-х фунтов до 3-х пудов/ - 49442.
Пороха пушечного было 19052 пуда 18 фунтов. Пороху мушкетного – 2298 пудов 11 фунтов; для другого огнестрельного оружия – 7948 пудов 30 фунтов. Свинца – 3990 пудов 19 фунтов, селитры – 1374 пуда 19 фунтов, серы – 229 пудов 25 фунтов, фитиля – 1321 пудов 23 фунта. Картузов зарядных /от 3-х фунтовых до 0,5 пуда/ - 3568[56].
По ведомости коменданта Киева - полковника Геренка в Печерской крепости было 8 пороховых погребов[57].
Кроме крепостной артиллерии в Киеве находилась часть полевой, посланной сюда в 1711 году из Москвы и Смоленска, а также той, которая осталась здесь со времён перемещения российской армии в 1715 году: пушек медных /2-х, 3-х, 18-ти, 24-х фунтовых/ - 48; мортир медных /3-х пудовых/ - 6; гаубиц медных /одно пудовых/ - 2, и другие. К этим пушкам были оставлены снаряды, походные станки и артиллерийские приспособления[58].
Вместе со строительством новой укрепленной линии, которая объединяла Печерскую и Старокиевскую крепости, необходимо было провести значительные работы и для усиления последней. Решено поставить плотины на реке Лыбедь и соорудить, таким образом, водную преграду. На левом берегу Днепра напротив города планировалось соорудить шанец. Мост через Днепр и ограду между обеими крепостями прикрывали так называемые “коммукацион линии” дополнительные укрепления, которые дополняли всю систему обороны Киева[59].
Русско-турецкая война 1735-1739 годов снова поставила важный вопрос про усиление обороноспособности Киева. По приказу главнокомандующего российской армией фельдмаршала К. Миниха были укреплены земляные валы и другие оборонные сооружения Старокиевской крепости. Тогда же соорудили валы и стены с башнями на Подоле со стороны рек Днепра и Оболони. Про эти старинные укрепления напоминают и сейчас названия улиц на Подоле: Верхний и Нижний Вал[60].
Позднее фортификационные работы продолжил инженер-полковник российской армии Данило Дебоскет. Под его руководством для укрепленных спусков поставили каменные и деревянные уступы, подпорные стены, сделали дренажные колодцы и другие сооружения[61].
“План Киева с ситуацией 1750-1752 гг. Печерск” свидетельствует, что у Печерской крепости было трое ворот, пять бастионов, два полубастиона, два равелина и другие оборонные объекты[62].
Такой картографический источник, как “Перспект Киево-Печерской крепости и части форштадта от Московской стороны” 1783 года[63] показывает наличие в этой крепости уже четырех ворот: Васильковских, Киевских, Верхних и Нижних Московских; девяти бастионов: Рождественского, Семёновского, Алексеевского, Андреевского, Кавалерского, Успенского, Петровского, Спасского, Павловского; одного полубастиона, трех равелинов: Васильковского, Нового и Киевского.
Опись этого плана говорит, что кроме административных зданий, на территории крепости находился артиллерийский двор, пороховой погреб, продовольственные и вещевые склады, солдатские казармы.
Поручик киевского гарнизона В.И. Новгородцев в 1748 году составил так называемое “Географическое описание города Киева”. В нём, в частности, говорилось что “Киево-Печерская крепость построена на новой фортификации с прибавкою нескольких наружных укреплений. Ныне же она почтена главною крепостью…” Автор указывает, что тут существовали “чрез каналы подъемные мосты”[64]. На её форштадте находились артиллерийский и инженерный дворы, полевой осадный двор, гарнизонные лазареты /шпитали/[65].
Про укрепления Подола того времени автор пишет: “Около онаго города Киевоподола кроме палисада укрепления никакого нет…”[66]
Значительным сооружением Киева стал Арсенал, построенный в 1798 году по проекту генерала российской армии Ивана Миллера напротив главного въезда в Печерскую крепость[67].
Согласно с Положением 1799 года, про вооружение приграничных крепостей страны, Печерская крепость имела 420 артиллерийских стволов разного типа[68].
В 1830 году на территории Печерска началось строительство новой большой крепости. Она имела крепкие каменные стены с узкими амбразурами для пушек и ручного огнестрельного оружия, бастионы, рвы, форты. Главными воротами были Никольские, с двойною аркой, находились они со стороны города.
В связи с Крымской войной 1853-1854 гг. строительство этой крепости не закончили. Из её сооружений сохранились Никольские казармы понтонного батальона, Косой капонир[69] и другие[70].
В 1840 году вблизи Лаврских пещер основали Звиринецкую крепость, обведенную валами и рвами[71].
Постепенно киевские укрепления утратили своё оборонительное значение и перестали в  том же XIX ст. действовать как крепость.

Иванюк С.А., 2011 ©



 План Киевской крепости Ушакова.



[1] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.9.
[2] Там же, стр.49.
[3] Там же, стр.49.
[4] Пилоны - /греч. – ворота, вход/ массивные столбы, которые были подпорами для арок, плоских перекрытий. Могли также стоять и как оформление по сторонам въездов, входов.
[5] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.49.
[6] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.52.
[7] Повесть временных лет, ч.1, М. – Л., 1950, стр.101-102.
[8] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.54.
[9] Там же, стр.54.
[10] Е.Д. Корж. Золотые ворота в Киеве. – “Архитектурные памятники”, К., 1950, стр.18-26.
[11] О.Н. Тихонович, М.М. Ткаченко. Древний “Киев-град”. “Архитектурные памятники”, К., 1950, стр.7-17.
[12] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.101.
[13] Там же, стр.101.
[14] Там же, стр.102.
[15] Там же, стр.214.
[16] Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. К., 1874, стр.26-30.
[17] Источник дает размеры в саженях. Перевод в метровую систему сделан автором.
[18] Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. К., 1874, стр.27.
[19] Там же, стр.27.
[20] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.214.
[21] Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. К., 1874, стр.44-45.
[22] Там же, стр.45.
[23] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.214.
[24] Там же, стр.215.
[25] Книги разрядные, т.2., Спб., 1855, стр.1171.
[26] Акты Южной и Западной России, т.10, Спб., 1878, стр.386-387.
[27] Акты Южной и Западной России, т.10, Спб., 1878, стр.387.
[28] М.Г. Каргер. Древний Киев. Очерки по истории материальной культуры древнерусского города. т.1., М. –Л., 1958, стр.261.
[29] М.М. Шулькевич, Т.Д. Дмитриенко. Киев /Архитектурно-исторический очерк/. К., 1978, стр.38.
[30] Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. К., 1874, стр.87.
[31] Там же, стр.87.
[32] Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, т.5, Спб., 1867, стр.328.
[33] Там же, стр.309.
[34] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.170-171.
[35] Ф.Ф. Ласковский. Материалы для истории инженерного искусства в России. Часть 2, стр.475.
[36] Чтения ОИДР, кн.2, М., 1858, стр.70.
[37] Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. К., 1874, стр.98.
[38] Там же, стр.100.
[39] Там же, стр.100.
[40] Там же, стр.101.
[41] Осыпь – земляной вал.
[42] Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. К., 1874, стр.102.
[43] Там же, стр.101.
[44] Горнверк – дополнительное сооружение, предназначенное для усиления крепости. Состояло из двух полубастионов, соединенных куртиною. Имел форму рога /нем. – Horn/, отсюда происходило и название.
[45] Ф.Ф. Ласковский. Материалы для истории инженерного искусства в России. Часть 2, стр.476.
[46] План Киева, составленный в 1695 г., К., 1893, стр.3-5.
[47] Ф.Ф. Ласковский. Материалы для истории инженерного искусства в России. Часть 2, стр.477.
[48] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.180.
[49] Л. Фриман, стр.120-123.
[50] Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. К., 1874, стр.46-47.
[51] М. Судиенко, стр.59,69,71.
[52] Там же, стр.59.
[53] М. Судиенко, стр.69-70.
[54] Л. Фриман, стр.122.
[55] А.З. Мышлаевский, стр.16-17.
[56] Там же, стр.16-17.
[57] Там же, стр.16.
[58] А.З. Мышлаевский, стр.17.
[59] Л. Фриман, стр.122.
[60] История Киева в двух томах, т.1. К., 1963, стр.181,226.
[61] ЦГИА Украины, ф. Киевской губернской канцелярии, 1750, д.1564; ф. Киево-Печерской лавры, общие, д.30, ч.6; л.7,8,13,18,34-36,50-51.
[62] История Киева в двух томах, т.1.
[63] Там же.
[64] Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. К., 1874, стр.125,128-129.
[65] Там же, стр.130.
[66] Там же, стр.131.
[67] Там же, стр.233.
[68] Л. Фриман, стр.180.
[69] Капонир – фортификационное сооружение. Устанавливалось на дне крепостного рва, предназначалось для ведения флангового или косоприцельного огня в противоположных направлениях. На вооружении имел скорострельные пушки.
[70] Киев /Архитектурно-исторический очерк/, стр.67.
[71] Там же, стр.67.

Комментариев нет:

Отправить комментарий